Во франции началась национальная забастовка против пенсионной реформы

В борьбе с терроризмом все разногласия РФ и Запада должны отступить на второй план

России и странам Запада следует оставить политические разногласия и прийти к «общему знаменателю» в вопросах борьбы с терроризмом. Такое мнение высказал ТАСС глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков, комментируя теракты, произошедшие в пятницу в Париже.


Парламентарий напомнил, что существуют серьезные различия в оценке Россией и Западом действующих сейчас в Сирии радикальных организаций. «Те организации, которые со всей очевидностью являются радикальными исламистскими организациями, — их на Западе зачисляют или собираются зачислить в ряды умеренной оппозиции. Мы должны найти единый критерий и общий знаменатель в нашем подходе к борьбе с террористической угрозой», — сказал Пушков.

По его мнению, эта борьба должна быть скоординированной, совместной, «и политические разногласия должны отступить на второй план». Как полагает Пушков, всем очевидно, что запрещенная в РФ террористическая группировка «Исламское государство» является сегодня мировой угрозой номер один. «Но при этом почему-то политика Запада в Сирии до сих пор состоит не в том, чтобы бороться с «Исламским государством», а в том, чтобы свергнуть правительство Асада, которое никогда не было антизападным, не поддерживало террористическую активность», — отметил Пушков. «Надо думать не о том, чей ставленник возглавит сирийское государство. Не Асад послал террористов во Францию», — добавил депутат.

Он также выразил уверенность, что на предстоящем саммите «большой двадцатки» в турецкой Анталье значительная часть дискусии будет посвящена борьбе с терроризмом. «В таких условиях, в которых собирается «двадцатка», иное просто невозможно», — считает Пушков.

«В понедельник-вторник Госдума рассмотрит заявление по терактам в Париже. Комитет по международным делам Госдумы приступил к подготовке заявления», — написал он в Twitter.

Пройти, но не проехать

В выходные жизнь в Париже кипела, как, наверное, в любом другом большой европейском городе в преддверие Рождества. На улицах было полно парижан, неспешно прогуливающихся с детьми среди лавочек с глинтвейном, сырами и другими радующими глаз и желудок товарами.

Еще в конце октября министерство финансов Франции не без грусти констатировало, что на фоне почти годичных протестов «желтых жилетов» страна была вынуждена пересмотреть давнюю цель довести число иностранных туристов в 2020 году до 100 млн человек. Тем не менее даже в декабре, невзирая на нередкий дождь и прохладу, на недобор гостей Парижу грех было жаловаться. Очередь на вход в Лувр растянулась на десятки метров, а у Эйфелевой башни было всё так же полно темнокожих продавцов ее дешевых миниатюрных копий, как и арабов, зазывающих доверчивых иностранцев сыграть в наперстки прямо на тротуаре. Не менее оживленно оказалось в уикенд на Елисейских полях, а также в галерее Лафайет, самые дорогие бутики в которой традиционно штурмовали китайские граждане, позднее покидавшие французскую столицу с тремя чемоданами каждый.

Довольно часто на улицах виднелись и двухэтажные ярко-красные туристические автобусы. Впрочем, они были чуть ли не единственным транспортом, ходившем по городу почти без перебоев.

Забастовка_1

Закрытая станция метро в Париже

Фото: REUTERS/Benoit Tessier

Еще 5 декабря по всей Франции началась всеобщая стачка против планируемой властями пенсионной реформы. Изначально речь шла об однодневной акции, но ее участники быстро вошли во вкус, сделав в итоге протест бессрочным и пообещав провести очередной марш уже 10 декабря.

Участие в забастовке (выразившееся, главным образом, в неявке на работу) приняли многие учителя, немало работников сферы здравоохранения и даже сотрудники театров — те, для кого сейчас действуют особые и во многом привилегированные условия выхода на пенсию. Но безусловный тон всей акции задавали и задают транспортники, усилиями которых Париж и его пригороды в прямом смысле встали. В выходные и понедельник 9 декабря в столице работали лишь 15% всех автобусных маршрутов, практически не ходили пригородные электрички. Одна из местных жительниц даже посоветовала «Известиям» загрузить в телефон специальное приложение, в режиме реального времени показывающего, какие маршруты и в каких промежутках работают.

— Cегодня Roissybus (автобус от Парижской оперы до аэропорта Шарль де Голль) ходили, значит, и завтра должны, хотя, конечно, гарантий нет, — сказал «Известиям», поглядев в какие-то бумаги, один из сотрудников парижской подземки на выходе с линии 1.

Эта и еще одна линия метро всё это время были единственными, работавшими без перебоев, — по той лишь причине, что поезда на них целиком автоматизированные. Так что встреча с живым сотрудником метрополитена на фоне преимущественно закрытых железными решетками станций уже сама по себе казалась маленьким чудом.

Забастовка_2

Пустые перроны вокзала Сен-Лазар в Париже

Фото: REUTERS/Christian Hartmann

«В ближайшие дни рекомендуем избегать пользования общественным транспортом», — советовал несколько по-издевательски — как будто у людей был выбор — сайт компании RATP. Это оператор электричек, автобусов и поездов метро, ежедневно обслуживающий порядка 10 млн пассажиров.

На фоне неработающего общественного транспорта парижане и жители пригородов предсказуемо пересели на личный. 9 декабря около 8 утра протяженность пробок в регионе Иль-де-франс превысила 600 км — вдвое больше обычного. Чаще попадались в эти дни на дорогах и велосипедисты, вопреки не особо располагавшей к таким пробегам погоде.

Разумеется, резко возрос и спрос на такси. Но поймать его в эти дни тоже стало своего рода квестом: для корреспондента «Известий» ожидание машины, например, растянулось на 40 минут. При этом такси приехало с попутчиками, а высадка состоялась метров за 700 до пункта назначения — «для оптимизации маршрута», как пояснило приложение.

Кто бастует?

Поскольку в стачке участвуют четыре крупнейших профсоюза железнодорожников, то можно ожидать, что в результате этого многие рейсы будут отменены, причем как на пригородных направлениях, так и на междугородних.

По предварительным оценкам, бастуют 77% машинистов SNCF. По заявлению компании, 34% всех ее сотрудников не вышли на работу.

Из высокоскоростных поездов TGV, оператором которых также является SNCF, будет оставлен в расписании только каждый восьмой, и только каждый пятый на междугородних направлениях.


Многие парижские пригородные электрички также отменены, а автобусные маршруты не справляются с наплывом пассажиров. Некоторые железнодорожные станции либо полностью опустели, либо переполнены.

Согласно вебсайту, регистрирующему движение в Париже и его окрестностях, пробки в час пик протянулись на 420 км.

Железнодорожное сообщение на международных направлениях затронуто забастовкой чуть меньше: поезда Eurostar, курсирующие между Лондоном и Парижем, задействованы на 75%.

Высокоскоростные поезда компании Thalys, обслуживающие рейсы в Бельгию, Голландию и Германию, ездят по обычному расписанию, однако отменены поезда в Испанию, Швейцарию и Италию.

Image caption На Лионском вокзале в Париже платформы переполнены Image caption На Северном вокзале (Gare du Nord) пустынно

Сотрудники авиакомпании Air France, включая пилотов, бортпроводников и наземный персонал, требуют роста зарплат на 6% и бастуют уже четвертый день; компания осуществляет лишь 75% своих рейсов.

Профсоюзы также призывают всех мусоросборщиков примкнуть к стачке, требуя от властей создания общенациональной службы по сбору и вывозу мусора и лучших пенсионных условий. Некоторые мусорщики заблокировали въезды в коллекторы и станции по переработке отходов.

Профсоюзы энергетического сектора также объявили о забастовке, требуя, среди прочего, положить конец либерализации рынка энергоресурсов и возвращения к госрегулированию.

Сообщается, что тысячи студентов поддерживают забастовку в знак протеста против ужесточения правил поступления в университеты.

Не спасует ли Макрон перед бастующими?

Анализ корреспондента Би-би-си Хью Скофилда в Париже:

Президент Макрон умеренно оптимистичен по поводу забастовки железнодорожников по трем причинам.

Во-первых, в отличие от последней мощной (и успешной) всеобщей забастовки 1995 года, в этот раз правительство совершенно определенно намерено провести реформы. Ни общественность, ни сотрудники SNCF не могут сделать вид, что все эти перемены свалились на них как гром среди ясного неба. Они, совершенно очевидно, являются частью гораздо более масштабных реформ, для проведения которых и избрали Макрона.

Во-вторых, сейчас люди уже перестали автоматически симпатизировать SNCF. Уровень железнодорожного обслуживания резко упал, особенно на пригородных направлениях, поэтому те, кто регулярно пользуется электричками, в результате более открыты призывам провести реформы.

В-третьих, для регулярно курсирующих на работу жителей пригородов открылись новые возможности. Можно работать из дома, по очереди подвозить друг друга на машине, стало больше автобусных маршрутов. Так что многие смогут обойти неудобства, причиняемые забастовкой.

Тем не менее, для правительства это будет непростое время. Нервы будут на пределе. Люди будут злиться. Повседневная жизнь будет затруднена. В подобных обстоятельствах планы могут рушиться. Один неверный шаг, и общественное мнение тут же повернется в сторону бастующих.

«Нет желания выходить на улицу»

Россиянка Катерина, которая живет и работает гидом в Париже уже 15 лет, рассказала Москве 24, как случайно попала в самый эпицентр событий. «По новостям у нас передавали, где будет проходить акция, поэтому я спокойно поехала в центр города по своим делам. Но в итоге попала в самый эпицентр, потому что акция переросла в беспорядки и все ушли к центру города», – вспоминает Катерина.

Я даже не поняла, как это произошло. Было очень много полицейских, они все оцепили, я пыталась выйти из толпы, но просто не смогла никуда выйти. Кто-то рядом дрался, очень многие кричали, и было вообще непонятно, что вокруг происходит. В какой-то момент выпустили слезоточивый газ, и, так как я находилась ближе к полицейским, на меня очень много попало. Все произошло очень быстро. Катерина очевидец беспорядков в Париже

По словам девушки, она просто села возле стены и плакала, не понимая, что делать. Один из протестантов заметил ее и попытался помочь. «Он выдернул меня из этой толпы, но я сначала испугалась еще больше, была просто дезориентирована, даже не понимала, куда он меня тащит, но мы в итоге просто завернули в какую-то улочку. Слава богу, что у меня была с собой вода, какие-то салфетки, я быстро попыталась себя в порядок привести, но очень боялась опять туда попасть, поэтому позвонила мужу, чтобы он меня забрал», – рассказала Екатерина.

Девушка добавила, что сейчас чувствует себя нормально, но не испытывает ни малейшего желания выходить за пределы своего дома.

Манифестация в столице Франции стала продолжением американских протестов и беспорядков, которые идут с начала прошлой недели в нескольких штатах. Волнения поднялись после смерти афроамериканца Джорджа Флойда в Миннеаполисе, который умер от удушающего приема полицейского. Сотрудник правоохранительных органов поставил ему колено на шею во время задержания. Спустя сутки четверо участвовавших в задержании сотрудников полиции были уволены. Один из них арестован по обвинению в непредумышленном убийстве.

Наталья Лоскутникова, Анастасия Силенок

Общая трагедия для всех народов


Глава комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая убеждена, что Национальный антитеррористический комитет (НАК) и все правоохранительные органы РФ анализируют обстоятельства, при которых произошли теракты в Париже, и усиливают меры безопасности.

Яровая назвала теракты в Париже общей трагедией для всех народов, а также «безжалостным ударом в сердце Франции». Депутат подчеркнула, что цель террористов — посеять страх и панику. «Терроризм является самой главной глобальной угрозой для всех стран, поэтому необходимы незамедлительные решения и скоординированные действия в борьбе с терроризмом», — добавила Яровая.

«Противостоять и бороться мир может только вместе, на основе тех универсальных решений, которые выработаны ООН и Советом Безопасности», — заключила депутат.

Большинство французов — за забастовку

Согласно одному из опросов общественного мнения, почти 70% населения поддерживают забастовку, наибольшая поддержка — среди 18-34-летних.

При этом около 75% французов считают, что реформа нынешней пенсионной системы в стране необходима, но лишь треть верит, что правительство сможет провести адекватную реформу.

Проходившая в 1995 году забастовка, также начавшаяся из-за пенсионных реформ, привела к трехнедельному коллапсу транспортной системы. Она была поддержана большинством жителей, и в итоге властям пришлось пойти на попятную.

Image caption Из 16 линий парижского метро работают лишь пять

Накануне министр внутренних дел Кристоф Кастанер заявил, что ожидается около 250 демонстраций по всей стране, причем некоторые из них могут закончиться беспорядками.

«Мы знаем, что в протестах будет участвовать множество людей, и мы знаем каковы риски. Я распорядился проводить немедленные задержания в случае беспорядков», — сказал он.

Участники движения желтых жилетов заявили, что присоединятся к демонстрантам.

Image caption Забастовка сказалась на работе многих школ

Не налегайте на круасаны

Да-да, мы тоже без ума от этих вкуснейших золотистых рогаликов и ни в коем случае не хотим вас лишать этого удовольствия. Но ограничиваться только известными на весь мир круассанами было бы большой ошибкой: надо непременно попробовать другую выпечку и сладости, которыми славен Париж и которые вряд ли продаются у нас на родине.

Лучше попробуйте настоящее пирожное макарон

Французские макароны – нежнейшие пирожные всех цветов радуги, очень необычные на вкус, которые состоят из двух хрустящих печений (напоминающих меренги) и соединены очень вкусным шоколадным кремом со сливками. В Париже есть кондитерские, которые вот уже несколько веков занимаются изготовлением макарон: самая известная из них – Ladurée. Впрочем, в последние годы макарон стал самым популярным пирожным в городе, и кондитеры придумывают все новые вкусы: вишневый амаретто, фиалковый, белый трюфель. Единого мнения на предмет того, в каком заведении делают лучшие в городе макароны, среди парижан нет. Мы советуем вам самим решить для себя этот вопрос, попробовав розовый макарон в Pierre Hermé, карамельный с морской солью в Ladurée и апельсиновый с имбирем в Gérard Mulot.

Французские макароны

Не знаем, но осуждаем

Весь сыр-бор начался во Франции из-за планов главы Елисейского дворца Эммануэля Макрона унифицировать пенсионную систему. Сегодня в стране действует сразу 42 различных пенсионных режима, зависящих от конкретной профессии. И ныне бастующие сотрудники транспорта всегда слыли одними из самых привилегированных категорий пенсионеров. Впрочем, одним из главных мотивов властей было не столько стремление к большему социальному равенству, сколько задача поддержания на плаву всей финансовой системы. Согласно расчетам Пенсионного консультационного совета, к 2025 году систему выплат пожилым людям в ее нынешнем виде ждет дефицит от €7,9 до €17,2 млрд.

Как говорил «Известиям» ранее глава франко-российского аналитического центра «Обсерво» Арно Дюбьен, французы не очень понимают, что конкретно будет происходить. Но все при этом догадываются, что изменения приведут к снижению реального уровня доходов.

Забастовка_3

Поезда между Камбре и Парижем были отменены в понедельник

Фото: REUTERS/Pascal Rossignol

Что примечательно, пока проект реформы существует лишь в общих чертах и постоянно трансформируется. Премьер Эдуар Филипп представит цельный вариант документа только 11 декабря. Но французы — по крайней мере, немалая их часть — давно живут по принципу «ничего хорошего от властей не жди» и обещают продолжить забастовки.

В 1995 году Франция уже переживала нечто подобное — тогда планы премьера Алана Жюппе провести реформу пенсий споткнулись о многодневную стачку профсоюзов, вынудившую власти отыграть назад. Зато экс-президент Франции Николя Саркози не дрогнул: в 2010 году он решил повысить пенсионный возраст с 60 до 62 лет и добился своего, невзирая на блокаду всех 12 нефтеперерабатывающих заводов Франции и перебои с горючим на тысячах АЗС по всей стране. Нынешнее правительство в лице Эдуара Филиппа заявило, что доведет задуманное до конца, но «уважая людей и реагируя на их беспокойство».

Упорство обеих сторон означает, что в ближайшие дни легкой жизни французам ждать, очевидно, не стоит.

Не проводите целый день в Лувре или музее д’ Орсе


Спору нет, Лувр и музей д’ Орсе действительно самые популярные и важные музеи Парижа, в которых хранятся знаменитые произведения мирового искусства. Но не стоит думать, что поход туда – это единственный (или даже лучший) способ получить удовольствие от живописи. В сезон очереди на вход в Лувр и д’ Орсе растягиваются на километры, толпы людей становятся просто невыносимы. Если вас не обрадует перспектива смотреть картины в условиях, приближенных к боевым (отбиваться от людей придется так же часто, как в час пик в метро), смело сдавайтесь и пробирайтесь к выходу. Не жалейте – это правильное решение.

Лучше идите в менее известные музеи

Коллекции многих менее крупных парижских музеев практически не уступают Лувру и музею д’Орсе по важности и красоте произведений – а уж бродить по залам, когда тебя не пихают ежесекундно в бок туристы с фотоаппаратами, – это отдельное удовольствие. Знаменитая картина Моне «Нимфеи (Кувшинки)» хранится в музее Оранжери, что в самом конце сада Тюильри, а самая большая в мире коллекция Моне представлена в музее Мармоттан

Самый романтичный музей Парижа – музей Родена в дворце из светлого камня, окруженный прелестным садом. Нет настроения смотреть картины? На этот случай в городе есть и более легкие, развлекательные музеи: музеи моды, вина, денег. Как только вы познаете радости этих милых камерных галерей, идея пробиться-таки в Лувр уже не покажется вам такой заманчивой.

Не одевайтесь как типичный турист

Главное правило: какие бы жаркие погоды не стояли в Париже во время вашего визита, даже не думайте о том, чтобы надеть шорты – если, конечно, вы не хотите, чтобы все видели за версту, что вот идет очередной турист без чувства стиля. Парижане в таких случаях говорят: «Ça ne se fait pas» («Это никуда не годится»). Ваши белые беговые кроссовки тоже оставьте дома. Парижане в подавляющем большинстве никогда не одеваются так, как будто собираются покорять Эверест: пока вы в городе, постарайтесь играть по их правилам. Но слишком усердствовать тоже не стоит: Париж, конечно, столица мировой моды, но здравый смысл никто не отменял.

Лучше оденьтесь во французском стиле

Парижане не носят ничего особенно дорогого и экстравагантного, в обычной жизни преобладает одежда в стиле casual, но смотрится все это очень здорово, потому что французы умеют продумывать и грамотно сочетать вещи (и никогда не наденут ничего грязного). Вот о чем нужно помнить, чтобы ваш наряд достойно вписался в общую картину. 1. Черный цвет – практически беспроигрышный вариант (в крайнем случае можете отважиться на серый.) 2. Аксессуаром может стать яркий шарф, шляпа или украшение (но не все сразу!) 3. Вещи должны сидеть на вас идеально (то есть не висеть мешком и не быть слишком обтягивающими). 4. Завершить образ должны пиджак (опять-таки безупречно подходящий по размеру) и лучшие в вашем гардеробе туфли. Да, и самое главное: вы должны выглядеть так, как будто потратили на сборы от силы минут пять.

Парижское такси

Отступление 2. От первых протестов до рукопожатия

Наверное, сейчас уже многие согласятся, что французские трудящиеся явили миру новую форму организации. Движение «желтых жилетов» изначально не встало ни под чьи знамена. Объединившись через социальные сети в ответ на введение нового налога на топливо, поставленные на грань выживания бесчеловечными социальными реформами правительства, 17 ноября прошлого года люди вышли на улицы.

Движение «желтых жилетов» очень неоднородно. Это работающие по временному найму, т.е. люди, лишенные элементарного соцпакета. Их бесправное положение, даже при работе на крупном предприятии, делает невозможным, например, вступление в профсоюз. Это студенты, безработные, пенсионеры, хозяева мелких предприятий. Все, кого новый налог буквально отбросил за черту бедности. Люди, проживающие в пригороде, лишились возможности добраться до работы, чтобы сделать богатых еще богаче.

А практикуемая во Франции, как и в России, «адресная социальная поддержка» из-за законодательных ухищрений стала не поддержкой, а издевательством.

Не удивительно, что представители этих, наиболее социально незащищенных, слоев населения, многие из которых в жизни не могли рассчитывать на чью-либо поддержку, без доверия относились к любым организованным структурам. Даже пролетарским.

С другой стороны, и официальные профсоюзы насторожено встретили появление нового протестного движения. Осуждать я бы не взялась. Во-первых, как с ними иметь дело? С кем из них? Со всеми сразу? Во-вторых, Франция знавала активные протестные выступления и самого криминального характера. Эти какие? В-третьих, протестующих, практически сразу после первых удачных выступлений, самым решительным образом попытались подмять под себя крайне правые. К чести «желтых жилетов», они на контакт с ультраправыми не пошли.

Наверное, первыми пошли на сближение с «желтыми жилетами» профсоюзники низшего и среднего звена. Особенно в провинции. Ведь они жили в тех же кварталах, что и те, кто надели жилеты. Терпели те же лишения, так же страдали от реформ правительства. Им чуть больше повезло в жизни: у них была постоянная работа и защита профсоюза. Но везение — вещь нестабильная. Поэтому многие члены профсоюза, не спрашивая ничьего мнения или разрешения, влились в ряды протестующих. Причем с самого начала движения.

Насколько я понимаю, в совместной борьбе «желтых жилетов» и профсоюзных активистов рождалось уважение. В жарких спорах и серьезных разговорах приходило понимание того, что требования параллельных движений совпадают процентов на 80, а то и на 90. К тому же, за два месяца классовых боев требования «желтых жилетов» очень сильно выросли, по сравнению с изначальным, одним-единственным требованием. Добившись уступок от правительства в части топливного налога, движение расправило крылья. Все чаще демонстранты стали выдвигать помимо экономических, социальные и демократические лозунги. Видимо, настал момент, чтобы двигаться дальше. И не удивительно, что союзником «желтых жилетов» стали профсоюзы.

https://youtube.com/watch?v=vgbpqzHeiuQ

Желтые жилеты + профсоюзы

Накануне забастовки, отвечая на вопрос журналистов, были ли у CGT контакты с «желтыми жилетами» руководитель профсоюзов был не многословен. «Мы встретились», — сказал он. Впрочем, известно, о чем шла речь.

В ночь с 4 на 5 февраля во Франции началась общенациональная забастовка, где «красные жилеты» (CGT) и «желтые жилеты» выступили единым фронтом. Я не намерена идеализировать ситуацию. Пока речь шла о попытке совместного выступления. Возможно, единственного, о котором договорились. Разногласия между движениями, скорее всего, есть. И наверняка будут. Но хочется верить, что классовое чутье не подведет трудящихся. Что консолидация и интеграция продолжатся. Что рабочее движение во Франции получит новый мощный импульс и будет развиваться вглубь и вширь.


С этим читают