Внимание!

История четвертая: маршрутная сеть

Этот сюжет по количеству поворотов пока вчистую проигрывает трем предыдущим, но в перспективе может получить развитие.


Реформа городской маршрутной сети является для красноярской мэрии очень болезнен­ной темой. Попытку перестроить схему маршрутов общественного транспорта городские власти предприняли в начале 2014 года, предложив сократить несколько протяженных и дублирующих другие направления маршрутов. Горожане против инициатив чиновников восстали, и те на фоне протестов реформу с позором свернули.

Однако в марте этого года Толоконский своим распоряжением поручил городу в срок до 1 июля вновь рассмотреть вопрос об оптимизации маршрутной транспортной сети «в части сокращения протяженности и количества маршрутов» регулярных перевозок транспорта общего пользования.

Тем самым губернатор словно бы подталкивает мэрию к новому конфликту с населением города,

а именно, с той его частью, которая еще не обозлилась на красноярских чиновников из-за проекта платных парковок.

История первая: парковки

Введение платных парковок в центре Красноярска для мэра города Эдхама Акбулатова является имиджевым и едва ли не главным во всей карьере градоначальника проектом – из тех, что должны будут вспоминать потомки вместе с незабвенной программой «Миллионному городу – миллион деревьев».

В рамках проекта город, в частности, предполагал закрыть парковочные карманы на магистральных улицах центра – Мира, Ленина и Маркса.

Однако в середине марта, за месяц до запуска проекта, губернатор Красноярского края Виктор Толоконский словно бы в пику мэрии издал распоряжение, в котором рекомендовал до конца года не только не сокращать на этих улицах парковочные карманы, но и обеспечить размещение на них новых парковочных мест.

В мэрии, однако, от своих планов не отказались и с апреля запустили проект в прежнем виде, развесив знаки, запрещающие парковку на центральных улицах.

Возможно, проект и имел бы успех, подключись к его реализации сотрудники ГИБДД (краевого подразделения федеральной структуры, которое администрации города не подчиняется). В теории они могли бы в первые дни в ручном режиме наказывать нарушителей, стимулируя их к исполнению новых правил.


Однако госавтоинспекторы отчего-то предпочли этого не делать и от платных парковок демонстративно отстранились, показательно игнорируя даже тематические пресс-конференции, которые устраивала в первые дни реализации проекта мэрия.

Главный проект мэрии, призванный избавить центр от пробок, встречает все большее противодействие

В итоге платные парковки стартовали в городе ни шатко ни валко, значительно подпортив репутацию городским властям среди автомобилистов.

К последовавшей травле красноярских чиновников, развернувшейся в обществе, внезапно подключилось региональное отделение проправительственного «Общероссийского народного фронта» – там опубликовали заявление, в котором назвали проект «сомнительным» и констатировали «крайнюю непопулярность внедренной системы, имеющей нелогичную структуру и приводящей на сегодняшний день только к отрицательным эффектам».

Законодательное собрание края, которое должно было в теории как можно скорее установить отдельным законом ответственность автомобилистов, паркующихся на платных парковках бесплатно, городу тоже не помогло. После обсуждения законопроекта депутатами и чиновниками мэрии последние решили его отозвать и доработать, еще более усугубив тем самым сомнения в успешности платных парковок в долгосрочной перспективе.

Причины

Самая очевидная и лежащая на поверхности версия такова. Толоконский с самого своего прихода на пост губернатора последовательно проводит политику централизации власти в регионе и замыкания ее на свою персону. Важнейшей вехой в этом направлении стало принятие законопроекта об отмене прямых выборов мэра, который практически свел на нет возможность появления независимых руководителей на уровне муниципальных образований.

Красноярский мэр демонстрирует лояльность краевой власти, в том числе по вопросу прямых выборов

Можно предположить, что Акбулатов, избранный еще по прежней системе и имеющий в городе значительный политический вес, в новую модель, создаваемую Толоконским, отчего-то не вписался,

из-за чего до него сейчас всеми доступными способами и доносят, что сильный и самостоятельный мэр в краевом центре региональной власти не нужен.

Версия эта отнюдь не идеальна, поскольку публично Акбулатов постоянно демонстри­рует лояльность краевой власти. Ярче всего это проявилось в изменении его позиции по тем самым прямым выборам мэра – сначала он выступал за их сохранение, но затем буквально за неделю свое мнение пересмотрел, заявив депутатам, что отстаивать прямые выборы не готов, и система власти должна быть выстроена в вертикаль «во благо жителей».


Другая версия – что никакого конфликта между городом и краем нет вовсе.

Ее придерживается политолог Сергей Комарицын. По его мнению, причина всего происходящего в том, что Акбулатов Толоконскому просто не нравится.

«Никакого конфликта между городской и краевой властью не существует, так как конфликт – это противоборство, противодействие участников. Смешно говорить о каком-то противодействии со стороны города, там тотальное подчинение. Город полностью потерял политическую самостоятельность, в нем не принимается никаких принципиальных решений.

У Толоконского неизлечимая новосибирская ментальность

– 72% населения области живет в Новосибирской городской агломерации, и там же сосредоточен весь экономический потенциал. Там все по-другому, нет северов, нет других крупных городов и прочего, и Толоконский новосибирский опыт переносит на наш край: процентов 80 его выступлений так или иначе касаются сугубо городских проблем. И он будет заниматься городом, потому что по-другому он не может.

По какой-то непонятной причине ему не нравится действующий мэр. Но политической подоплеки тут нет. За все почти 400 лет истории Красноярска Эдхам Шукриевич – самый исполнитель­ный, самый лояльный и ориентирующийся на краевые власти градоначальник.

По мнению Комарицына, Толоконскому просто не нравится Акбулатов – и никакого конфликта нет Фото А. Бурмистрова

Политический ресурс всенародно избранного главы такого города, как Красноярск, сопоставим с ресурсом губернатора. Существуют объективные противоречия между регионами и региональными центрами по всей стране. Часто противодействие приобретает персональный характер, что мы наблюдали в последние двадцать лет во многих регионах, в том числе, кстати, и в Красноярске, и в Новосибирске, не говоря уже о Челябинске, Омске или Екатеринбурге.

С точки зрения социологии политики конфликт – явление закономерное и позитивное, это один из решающих факторов социального развития. Но это не про нынешнее руководство Красноярска. Ни по одному из принципиальных вопросов защиты интересов города и его населения, начиная с проблемы всенародных выборов, руководство города не занимало самостоятельную позицию».


Александр ДЕГТЯРЕВДЕЛА.ru

История третья: уличная торговля

А вот кампанию по борьбе с уличными торговцами город после вмешательства губернатора покорно прекратил, изменив свои убеждения на противоположные.

Заняв пост градоначальника, Акбулатов по примеру московских властей провозгласил курс на борьбу с временными сооружениями и уличными базарами. Мэр неоднократно подчеркивал, что торговля в Красноярске должна приобрести более современные формы и уйти с улиц в стационарные помещения, в том числе на первых этажах капитальных зданий.

Изменения не заставили себя ждать – с городских улиц действительно начали исчезать расплодившиеся при Петре Пимашкове павильоны, было закрыто несколько рынков.

Обиженные и угнетенные ларечники обратились за спасением к на тот момент еще врио губернатора Толоконскому, который встал на их защиту и принялся активно восстанав­ливать утраченные позиции уличной торговли, заодно сводя на нет все начинания мэра.

Администрация раньше разгоняла уличные рынки, а теперь строит прилавки тут и там

В сентябре Толоконский под знаменем борьбы с кризисом поручил чиновникам повысить частоту проведения городских ярмарок, сделав их более массовыми и изобилующими продуктами по доступным расценкам, количество мест продаж увеличить в разы, а продавцам разрешить реализовывать свой товар прямо из машин.

Красноярская мэрия поручения послушно исполнила – и уже спустя 2 недели отчитывалась о двукратном увеличении количества мини-базаров для продажи сельскохозяйственной продукции на улицах. А ближе к концу года красноярские ларечники отвоевали у мэрии право на бесплатное продление договоров на использование земельных участков.

В общем, при непосредственном участии Толоконского кампания мэра по борьбе с уличной торговлей оказалась благополучно забыта.


С этим читают